Наш любимый доктор Гаврилов

Молва об этом докторе настигла меня в одном из медицинских центров столицы юга — Ростове-на-Дону. Я случайно стала свидетелем того, как терапевт отделения советовала потерявшему веру в исцеление после длительного и неэффективного лечения больному обратиться к хирургу-травматологу Ивану Гаврилову. Все бы ничего, да только вот трудится он не в ростовской клинике, а в небольшом шахтерском городке Зверево.

Во время перевязки. Слева — доктор Гаврилов

МОЛВА ДОЛEТEЛА

Пациент недоумевал, где же искать этот городок, в котором он никогда не бывал. В этот момент меня обуяла гордость за то, что я знаю, где находится Зверево. Объяснив незнакомцу, как быстрее и удобнее добраться до города и на какой улице находится больница, я решила по возвращении домой познакомиться с чудо-доктором и выяснить секрет его мастерства, о котором молва долетела до самой донской столицы.

Обычная городская больница, в которой практикует травматолог Гаврилов, затерялась в роще развесистых тополей и берез. Оставляя пальто в гардеробе, я поинтересовалась у его «хозяйки», где можно найти травматолога Гаврилова.

— Ивана Иваныча? А вон там, на втором этаже, в хирургии, кивнула она на стеклянную дверь, за которой виднелась убегающая вверх лестница.

— Спасибо! поблагодарила я и направилась к двери.

— Опять к Иван Иванычу. Много к нему народа за день приходит. Толковый, говорят, доктор, долетели до меня слова гардеробщицы, брошенные мне в спину.

Поднявшись на второй этаж, я отыскала дверь с блестящей табличкой «Ординаторская» и слилась с группой людей, толпившихся в коридоре. Все они желали получить консультацию врача. Дождавшись своей очереди, я постучала и вошла. Мир доктора Гаврилова, в который я попала, оказался светло-бирюзовым, как летнее безоблачное небо.

Это впечатление в его кабинете создавалось аккуратно выкрашенными в нежно-голубой цвет стенами, высоким белоснежным потолком и дружелюбной улыбкой самого врача. Вопреки моему ожиданию увидеть сухого, убеленного сединами старичка, моему взору предстал молодой русоволосый мужчина средних лет и среднего роста, в очках. Eго голубовато-фиолетовый костюм вполне гармонировал с летними тонами стен хирургического отделения и дополнял «летнюю» картину ощущением воды в глубоком чистом озере.

Представившись, я огорошила доктора тем, что хочу написать о нем очерк. Иван Иванович явно смутился, поправил очки и посмотрел куда-то сквозь меня.

— Мне бы очень не хотелось рассказывать о себе. Неловко как-то. Да и времени у меня нет лишнего: через пять минут — очередная операция.

Тут я обратила внимание на небольшой столик, в углу которого притаились две тарелки. В одной — борщ, на другой — котлета с гарниром. Пара от блюд не было, значит, обед давно остыл. Очевидно, что в перерыве между операциями хирург так и не успел перекусить. Теперь смутилась я.

— Тогда можно побеседовать с Вашими пациентами и коллегами? Ведь эти люди проводят с Вами немало времени и наверняка могут рассказать много интересных историй.

— Хорошо, беседуйте! Я не против, — согласился доктор и уже через мгновение погрузился в изучение бумаг, лежавших на его столе.

Было очевидно, что он перенесся в другой мир, а я его больше не интересовала. Оно и понятно: ведь, по словам молодого врача Дмитрия Галузинского — ученика Гаврилова, его наставник «лечит не болезнь, а человека». А значит, историю болезни нужно изучить досконально, чтобы правильно поставить диагноз, выявить причину недуга и найти наиболее эффективный метод лечения с учетом букета хронических заболеваний, имеющихся у пациента. Eсли учесть, что «карточки» многих из них подчас напоминают «Войну и мир» Льва Толстого, то над изучением этих трактатов нужно посидеть не один час.

ВСEГДА ГОТОВ ПОМОЧЬ

Собирать материал для написания очерка о докторе Гаврилове я начала с кабинета исполняющего обязанности отделения хирургии Юрия Мяснянко.

— Иван Иванович — кандидат медицинских наук и продолжатель славной династии врачей. Eго отец и учитель — тоже Иван Иванович — профессор Луганского государственного медицинского института, автор 110 научных работ по травматологии и ортопедии, — пояснил Юрий Александрович. — Помимо того, что Иван Иванович — прекрасный специалист, которому под силу сложные операции и у него буквально «золотые» руки, он еще и отзывчивый человек, надежный друг. Именно о таких людях говорят, что с ними «можно пойти в разведку». Он всегда придет на помощь, подменит заболевшего коллегу, подставит свое плечо.

К примеру, летом прошлого года, когда на шахте «Обуховская» произошел взрыв и в отделение одновременно поступили сразу пять тяжелых больных, которым требовалось срочное оперативное вмешательство, он, несмотря на выходной, вышел на работу и вместе с коллегами день и ночь стоял у операционного стола. Бесспорно, этот человек умеет работать в команде!

ОПEРАЦИЯ ПО КВОТE

Потом я отправилась в палаты. После того, как объявила больным о работе над очерком, в их глазах появилась искорка воодушевления и оптимизма. Перебивая друг друга, они стали нахваливать своего целителя, а я, вооружившись блокнотом и ручкой, спешно записывала их рассказы.

Один из благодарных пациентов доктора Гаврилова — пожилой человек, житель хутора Русско-Прохорово, представившийся Ара-маисом Аллахвердяном. Этой зимой, неоднократно превращавшей улицы в настоящий каток, он поскользнулся и упал. В результате — перелом ноги.

— Доктор Гаврилов назвал мой перелом сложным и сразу предупредил, что лечение будет долгим. Он сделал мне операцию, буквально собрав ногу по частям, установил стальную спицу. Около месяца я пролежал в больнице «на вытяжке», а доктор, можно сказать, не отходил от меня.

Потом Иван Иванович сказал, что кость нужно «укрепить» импортными металлическими пластинами, которые есть только в областной клинике.

Я очень расстроился, ведь денег на приобретение этих пластин у меня — пенсионера — нет. И вот тут нужно отдать должное доктору. Он настолько близко к сердцу принял мою проблему, что стал хлопотать о том, чтобы эту операцию мне сделали бесплатно, по квоте. После многочисленных телефонных переговоров он объяснил, как оформить документы, и сказал, что договорился с профессором областной больницы №1 Алексеем Владимировичем Глуховым, который согласился меня прооперировать. В итоге, мне успешно сделали и вторую операцию. Вернувшись в Зверево, я снова пришел к доктору Гаврилову — теперь уже для восстановления. Иван Иванович встретил меня, как старого знакомого.

— Дорогой мой пациент прибыл! Как самочувствие? Как настроение? распростер он объятия.

— Все хорошо! Но пока хожу на костылях, ответил я.

— Ничего! Это явление временное. Скоро эти костяные ноги выбросите или подарите кому-нибудь, потому что Вам они будут ни к чему! — как обычно, в своей веселой манере, сказал врач.

Осмотрев меня и ознакомившись с выпиской из областной больницы, Иван Иванович назначил уколы и таблетки. Вот, теперь восстанавливаюсь и молюсь за здоровье нашего любимого доктора Гаврилова. Нет слов, чтобы выразить ему свою признательность за помощь и доброе отношение ко мне и другим пациентам. Можно спросить любого из его больных, и все подтвердят: это невероятно душевный человек и толковый специалист.

И другие действительно подтвердили это. Среди них и молодой человек по имени Дмитрий, поступивший в хирургическое отделение городской больницы с травмой ноги, полученной на шахте.

— У меня двойной перелом, поэтому больше всего я боялся потерять ногу. Мало ли, вдруг доктор не станет со мной возиться! Но Иван Иванович не из тех, кто легко сдается. И нас все время призывает не унывать, не давать болезни покорить наш дух. Восстановив ногу, он теперь дважды в день вместе с медсестрами не просто осматривает меня, но и всегда подбадривает шуткой. Доктор от Бога, что тут еще скажешь!

Только добрые слова в адрес хирурга нашла и пенсионерка Нина Мадычинова.

— Я на пенсии очень давно. Раньше трудилась санитаркой, дояркой и свинаркой. Никогда не сидела на месте. А тут слегла: болело все, что только может болеть. Спину ломило и ноги тянуло так, что жизнь стала не мила. Сначала доктор меня долго расспрашивал и осматривал, что называется, «вертел-крутил». Я тогда грешным делом подумала: молоденький такой, куда ему мою хворобу одолеть! Вдруг он как надавил вот сюда. Я аж вскрикнула от боли, а Иван Иваныч, как ни странно, обрадовался моей реакции и сказал, что знает теперь, где прячется моя боль, и мы обязательно ее победим!

Выяснив причину моих мучений, врач сделал назначения. Через несколько дней я уже самостоятельно передвигалась, а страхи и опасения за здоровье и вовсе позабылись, как будто были они страшным сном.

А еще скажу Вам по секрету: наблюдая за Иван Иванычем, я иной раз поражаюсь его терпению, — продолжила Нина Давыдовна. — Он всегда настолько внимательно осматривает пациентов и дотошно расспрашивает их, что диву даешься. Будто этот больной у него — один-единственный, и лечит он его одного. И как у доктора хватает времени на всех?

ПСИХОЛОГИЯ — ХИРУРГУ В ПОМОЩЬ

Eще я выяснила, что Иван Иванович — очень тонкий психолог, умеющий найти подход к любому пациенту. Как нельзя лучше демонстрирует это случай, о котором рассказала медсестра травматологического кабинета поликлиники Ольга Шевченко, помогающая врачу вести прием больных.

— Однажды на прием к доктору Гаврилову, опираясь на трость, пришла пожилая женщина. Со слезами на глазах она стала жаловаться на то, что жизнь ей больше не мила: нет сил терпеть боль.

Внимательно выслушав больную, доктор осмотрел ее, полистал историю болезни, а потом сказал:

— Заболевание Ваше — возрастное. Обещать победу в забеге легкоатлетов не могу, а вот о палочке точно можно будет позабыть.

— Ну что Вы, доктор! Да разве ж это возможно? Я ведь уже давно хожу на трех ногах. Мне хотя бы боль унять, а уж об избавлении от трости я и не мечтаю, — с явным недоверием ответила больная.

— А зря! Миловидной женщине трость не к лицу. Это аксессуар совсем древних стариков, и Вам еще рановато к нему привыкать. После того, как уйдет боль, Вы и не вспомните о своей третьей ноге. Я Вам назначу эффективные препараты.

— Лишь бы только они помогли.

— Eще как помогут! Я же Вам волшебные выпишу, — пошутил Иван Иванович.

На контрольный осмотр женщина пришла без трости.

СEКРEТ ОКАЗАЛСЯ ПРОСТ

О докторе Гаврилове можно рассказывать бесконечно. И немудрено: ведь о хорошем человеке люди всегда готовы говорить часами , не замечая бега времени . А что касается секрета врача, неужели он кроется прежде всего в характере этого замечательного человека? Доброта, отзывчивость, понимание и тонкая душевная организация, милосердие и сострадание, необычайное желание помочь больному преодолеть недуг, поверить в свои силы и мобилизовать их на выздоровление. А как же ученая степень и регалии? Конечно, это немаловажный аргумент в поиске причины славы этого хирурга. Да вот только в ростовских больницах достаточно специалистов с длинным перечнем регалий, а порекомендовала терапевт ростовской клиники безнадежному больному именно героя нашего рассказа. Почему?

И вот тут меня осенило: доктор с успехом реализует сразу две составляющие, что называется «в одном флаконе» — высокий профессионализм и невероятную любовь к человеку. Это сочетание в его понимании неделимо, как пара «дыхание — жизнь»: выпадает одно, не будет работать и весь организм. Иван Иванович постиг эту тайну и с успехом применяет в своей практике. Думаю, в этом и кроется секрет хирурга Гаврилова — такой простой и, в то же время, непостижимо сложный.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *