В памяти храним тот славный день свободы

13 февраля исполнится 77 лет со дня освобождения Зверево от немецко-фашистских захватчиков. Традиционно в этот день проводятся торжественные митинги, классные часы, уроки мужества и другие мероприятия, на которых горожане отдают дань памяти героям. А знаете ли вы, что зверевчанам далекого 1943-года свой первый день избавления родного поселка от захватчиков помешал отпраздновать внезапный артиллерийский обстрел затаившегося врага? Об этом мы узнали из материалов, которые предоставила сотрудник архивного сектора Вера Глазунова.

Картина Николая Автющенко

МОРОЗНЫМ ФEВРАЛЬСКИМ ДНEМ…

По воспоминаниям жительницы Зверево Александры Дьяченко, утром 13 февраля мальчишки разнесли по дворам весть о том, что видели в поселке советских разведчиков, которые на лыжах, в белых маскировочных одеждах изучали обстановку. Спустя пару часов под командованием генерал-майора Федора Осташенко в поселок вошла 47-я Гвардейская дивизия.

Этюд Абрама Грушко

От бойцов жители узнали, что после 16 часов на площади пройдет торжественное вручение дивизии гвардейского знамени, которого она удостоена за освобождение в 1942 году нескольких населенных пунктов в Калужской области. Многие зверевчане в тот солнечный морозный день оставили свои дома и поспешили в центр, чтобы поздравить, а заодно и поблагодарить своих освободителей.

Вечером на площади было шумно и оживленно: зверевчане толпились в сторонке, под бравый марш, который исполнял юный тромбонист, шутили, поздравляли друг друга с окончанием оккупации, девушки разглядывали бравых солдат, выстроившихся в шеренги. Ничто не предвещало беды…

Вдруг грянул артиллерийский залп. Жители бросились врассыпную, а солдаты схватились за оружие. Белый лист февральского снега обагрился алой кровью. Для 17-ти участников торжественного митинга этот день стал последним в их жизни, еще десятки получили ранения. Позже выяснилось, что стреляли из хутора Долотинка, где укрылись трое снайперов. Они получали наводку от засевшего на молочной ферме радиста, который наблюдал за происходящим в поселке.

После обезвреживания радиста чествование героев продолжилось в близлежащей балке Огиб. Командир 47-й дивизии Федор Осташенко встал на колено, поцеловал край гвардейского знамени — символ воинской доблести, чести и мужества — и только после этого принял его из рук командующего 5-й танковой армией генерал-лейтенанта Ивана Шлемина и члена Военного совета генерал-полковника Гая Туманяна. Этот трогательный, незабываемый момент запечатлен на картине Николая Автющенко «Вручение знамени 47-й Гвардейской стрелковой дивизии под Зверево».

Благодаря председателю Общественного совета Игорю Никульшину, полотно доставлено из Гуковского музея шахтерского труда имени Л.И. Микулина в Зверево и передано на хранение в галерею Центральной городской библиотеки имени М.А. Шолохова.

ОСУЩEСТВИТЬ ЗАДУМАННОE НE УСПEЛ…

Запечатлел израненную немецкими стервятниками зверевскую землю и художник — ленинградец Абрам Грушко. Связист и дальномерщик 18-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона, он принимал участие в отражении вражеских бомбардировок станции Зверево уже после освобождения поселка, летом 1943 года.

Отступившие после «зачистки» Зверево к Миусу, на юго- запад Ростовской области, гитлеровцы создали там мощный оборонительный рубеж. Узловая станция Зверево и оборудованный в июле 1943 года недалеко от нее аэродром не давали покоя фашистам, стремившимся сорвать переброску на миусский фронт вооружения и подкрепления. Поэтому, несмотря на освобождение поселка, станция и аэродром продолжали жить напряженной жизнью военного времени и подвергались практически ежедневным бомбардировкам.

Пылало все, что могло гореть. От вокзала остались одни стены, здания превратились в руины: полусгоревший элеватор, разрушенные железнодорожное депо, вагонный участок, большинство привокзальных домов, амбары, оба здания школы №25. Именно таким, в дыму пожарищ и копоти, в рытвинах от сброшенных на станцию и поселок снарядов, и запомнил Абрам Борисович многострадальный Зверево.

Приехав сюда после войны к однополчанину Алексею Бычкову, Абрам Грушко некоторое время гостил у боевого товарища на улице Садовой, 2. Именно здесь ленинградец написал маслом этюд «Разрушенное фашистами вагонное депо ст. Зверево. 1943г.». Художник планировал создать баталию «Защита ст. Зверево зенитчиками 18-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона». Однако осуществить замысел он не успел: в 1980 году ушел из жизни.

В ЭВАКУАЦИЮ — В ЗВEРEВО

Листая архивные документы, мы узнали и о том, что после освобождения Зверево в поселок «потянулись» эвакуированные.

Одна из первых партий прибыла 1 марта. В основном это были женщины и дети. Расселили их в хуторе Долотинка. Из 30-ти человек 22 устроились на работу в колхоз, четверо — на железную дорогу, двое — на шахту.

Просмотрев две папки архивных документов, мы насчитали свыше тысячи эвакуированных в Зверево в 1943 году. Прибывали они из Сталинграда, Краснодара, Брянска, Ворошиловграда, Калинина. Помимо хутора Долотинка, их расселяли еще и в станице Владимирская, поселках Лиховском, Комиссаровском, Чуево, Гуково, Гуково-Гнилушевском и других.

Давно прогремели бои, но имена героев Великой Отечественной войны, подаривших поселку и станции мирное небо, навсегда останутся в памяти горожан. Ведь они увековечены в названиях улиц, площадей, переулков, детской библиотеки и школы. Это улицы 47-й Гвардейской дивизии, имени А.И Малышева, Героев Советского Союза Ф.А Осташенко и И.А. Докукина.

НEБО — ОДНО НА ТРОИХ

Из книги гуковского краеведа Владимира Бутова «Зверевская летопись — от сотника Зверева до Обуховских бригад» мы узнали и о том, что 8 июля 1943 года вместе с 23летним летчиком-асом Иваном Докукиным погибли еще и воздушный стрелок, младший сержант Игорь Климов, а также лейтенант, имя которого неизвестно.

Напомним, что в этот день капитан Докукин совершил очередной штурм вражеских объектов. В бою самолет получил несколько пробоин. Летчик сумел дотянуть свой штурмовик до аэродрома и не дал боевой машине упасть на поселок. Горящий самолет рухнул на взлетную дорожку. Когда бойцы 504-го авиационного полка извлекли тело Ивана, на нем было 12 ран. Герой Советского Союза Докукин похоронен в Зверево на площади, которая теперь носит его имя.

Невольно вспомнились слова известной песни Марка Бернеса, которые захотелось несколько перефразировать:

Отличные парни отличной страны.

Светло и торжественно смотрит на них

Огромное небо, огромное небо,

Огромное небо — одно на троих…

Несмотря на то, что минуло 77 лет, жители чтут память освободителей и защитников родного города. А давно залечившая раны зверевская земля славится своими тенистыми аллеями, скверами и парком, благоустроенными площадями и дорогами. 13 февраля жители возлагают цветы к мемориалу воинам-освободителям на месте братского захоронения погибших в Великой Отечественной войне, а также к памятнику Ивану Архиповичу Докукину.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *